ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ

 

Председатель Местной общественной организации содействия развитию гражданского общества «Граждане района Нижегородский» Зимин Александр Викторович

 

 

 

ЗАЩИТА КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД – ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРАВО И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОЛГ ГРАЖДАН.

 

Статья опубликована в Журнале «Проблема права», №3, 2004.

 

http://www.problemyprava.ru/Pp_3(2004).pdf

 

 

 

Если построить структуру данной статьи по классической для России схеме ответов на вопросы: «Кто виноват? Что делать?», то нужно прибавить сюда, уже также ставший классическим вопрос Василия Макаровича Шукшина: «Что с нами происходит?».

 

 

А происходит с нами следующее. Госкомстат России подготовил новый прогноз численности населения страны до 2016 года.1 В результате к 2016 г. у нас может быть в лучшем случае 138 млн. 748 тыс. человек, а в худшем - 128 млн.686 тыс. Прирост населения планируется в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Туве. Самое же большое сокращение населения ожидается в Ивановской, Смоленской, Рязанской, Калужской, Новгородской области, Москве, Санкт-Петербурге. Президент и Правительство сделали заявление о том, что демография – проблема №1 для государства. Принята концепция демографической политики России на период до 2015 года.

 

Можно объяснять такую ситуацию общей тенденцией сокращения численности населения в развитых странах, но вряд ли такое объяснение полностью подходит для России.

 

По расчётам отделения экономики РАН и Института оценки государственной собственности, приведённым его президентом академиком Дмитрием Львовым, реальная величина национального богатства России достигает 320-380 трлн. долларов, т.е. на каждого россиянина приходится примерно по 2,5 млн. долларов. Примерно 5-7 % от этой суммы составляет человеческий капитал – накопленные вложения в человека в процессе его деятельности. В этом аспекте интеллектуальный капитал России оценивается примерно в 400 млрд. долларов. На физический капитал, т.е накопленные материальные блага приходится 7-10 % . И наконец примерно 83-88 % - на долю природных ресурсов. В середине 90 х годов специалистами Всемирного банка (ВБ) и Программы развития ООН (ПРОООН) был проведён анализ всех компонентов национального богатства в 192 странах мира. По этим данным сегодня на планете физический капитал составляет лишь 16 % общего достояния, природные богатства – 20 %, а накопленные вложения в человека – 64%, причём, например, в Германии, Японии, Швейцарии доля последнего достигает 80 %. Занимая первое место по уровню национального богатства, мы в 2000 году находились на 76 месте по производству валового продукта (ВВП) на душу населения.

 

Как говорит Жванецкий – возникает проблема: как просить, имея все.

 

Например, по оценке первого заместителя министра природных ресурсов РФ Юрия Кукуева («Российская газета» от 02.03.2002 г.) возможности лесного комплекса страны пока используются лишь на 3-5 % и опять речь идёт о разворовывании лесного фонда. Вывод – доход от наших лесных ресурсов также в основном уходит за границу.2 Такая же ситуация и с газом, нефтью, интеллектуальными ресурсами.

 

Совершенно очевидна неэффективность управления потенциально огромными материальными и нематериальными ресурсами страны. Отсутствие эффективного механизма контроля за властью позволяет ей сплошь и рядом злоупотреблять своими полномочиями.

 

Действия бюрократии в любой стране определяет универсальная формула – власть злоупотребляет властью ровно настолько, насколько ей позволяет это делать управляемое общество. Власть развращает, абсолютная власть – развращает абсолютно.

 

Не случайно и символично, что первые же две статьи Конституции закрепляют положение, что Россия есть демократическое правое государство, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а также, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

 

На практике же, наиболее опасным и злостным нарушителем прав и свобод граждан или их объединений является именно государство, а также муниципальные органы в лице своих представителей – государственных и муниципальных органов и должностных лиц, т.е. тех субъектов публичной власти в чьи непосредственные обязанности входит защита прав и свобод человека и гражданина. Причем, несмотря на формальное разделение публичной власти на власть государственную и муниципальную, о реальной полноценной муниципальной власти на данный момент говорить пока не приходится. Поэтому можно утверждать, что указанные нарушения допускаются именно государственной властью.

 

Явление это, на наш взгляд, вполне закономерное. Если вернуться к истокам возникновения самой идеи конституционализма, то мы увидим, что основной причиной, вызвавшей к жизни первые конституции, стала настоятельная необходимость ограничения государственного беспредела юридически оформленными нормами, признаваемыми и поддерживаемыми большинством политически активного населения и обладающими высшей юридической силой. Нельзя не согласиться с бывшим заместителем председателя Счетной палаты Юрием Болдыревым: «Демократия – это не выборность царей – это механизм ограничения власти…Власть по определению не может быть честной». В этой связи наивно ожидать, что государство будет добровольно выполнять свою обязанность по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина.

 

Здесь нам необходимо уточнить, что мы в данном случае понимаем под государством, поскольку любимый приём представителей бюрократии, при малейшей угрозе своим интересам – это отождествление своих интересов с государственными. Как известно, под термином «государство» может пониматься страна, организация публичной власти и бюрократический аппарат. По вполне понятным причинам, интересы как бюрократического аппарата в целом, так и особенно его отдельных представителей часто во многом не совпадают с публичными интересами и интересами конкретного гражданина. Расходятся они, как правило, в следующем.

 

Гражданин считает, что представитель власти должен использовать свои полномочия в его интересах, а представитель власти часто считает, что, имеющиеся полномочия разумнее всего употребить для решения своих, большей частью, материальных проблем.

 

Как данная проблема будет решаться в конкретном обществе зависит от эффективности контроля за деятельностью власти.

 

Гегель писал: "Обеспечение государства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотреблений властью ведомствами и их чинов­никами заключается с одной стороны, непосредственно в их иерар­хии и ответственности, с другой - в правах общин, корпораций, по­средством чего привнесению субъективного произвола в доверен­ную чиновникам власть ставится для себя препятствие, и недоста­точный в отдельных случаях контроль сверху дополняется контро­лем снизу"3.

 

Сегодня мы можем с полной уверенностью утверждать, что «контроль снизу», то есть контроль общества за осуществлением власти, должен осуществляться не в «отдельных случаях», а везде, где это представляется возможным. Пока же в России, на большей части её территории ситуация мало изменилась со времён Некрасова: «Вот приедет барин, барин сам увидит, что плоха избушка и велит дать тесу бабушке Нениле».

 

В СССР гарантиями от злоупотреблений чиновниками была жесткая иерархическая система их подчинённости и ответственности, то есть контроль сверху вниз. Такая система не гарантировала и не могла гарантировать от злоупотреблений властью чиновниками, но она грозила санкциями в случае нарушения иерархического принципа бюрократии «не по чину берёшь».

 

Переход от жесткой сверхцентрализованной тоталитарной системы управления к более гибкой, но и более сложной демократической модели, особенно в федеративном государстве предполагает частичное разрушение тотальной иерархии и организацию (как системообразующего элемента) – контроля общества за властью. Такая организация включает в себя целый ряд условий, основными из которых являются наличие достаточно высокого уровня правовой культуры населения и создание самих организационных структур такого контроля. В первую очередь, это, конечно, независимый и компетентный суд.

 

В России объективно необходимые реформы в середине 80-х и в 90-х годах проводились классическим для нас способом: «весь мир насилья мы разрушим, а потом…». Административный контроль был действительно во многом разрушен, а демократический не создан, поскольку в такие короткие по историческим меркам сроки это просто невозможно сделать в стране, где отсутствуют навыки демократического управления. При этом немаловажным фактором являлось и отсутствие политической воли, направленной на скорейшее создание цельной эффективной системы контроля, как сверху, так и снизу, поскольку это противоречило интересам и, соответственно, целям правящей элиты. Для иллюстрации этих целей можно привести лишь один факт - в 1990 году под аплодисменты Верховный Совет России упразднил народный контроль России. Это и другие решения по уничтожению хоть сколько-нибудь независимого контроля открыли путь «к новым формам хозяйствования». В отсутствие контроля сверху и снизу оказалось возможным реализовать следующий принцип: работать по потребности - брать по способности.

 

Что касается России, то, учитывая уровень «зарплаты», например, сотрудника милиции, правильнее было бы её называть социальным пособием. Немногим ситуация отличается и в отношении других государственных служащих. В реальной жизни стало возможным говорить о полуофициальном признании восстановлении в России «петровского» института «кормления», в соответствии с провозглашённым в петровское время принципом в отношении государственных служащих - «сия сволочь сама себя прокормит».

 

Справедливости ради необходимо отметить, что в последние годы властью предпринимаются усилия по созданию некоторых предпосылок для изменения положения в лучшую сторону. В частности, существенно повышена зарплата судьям, увеличен их штат, на практике вводится институт мировых судей. Поскольку правосудие является ключевым звеном механизма защиты прав и свобод человека и гражданина, то нельзя не признать, что это шаги в правильном направлении. Но необходимо также понимать, что эффект от этих правильных, но явно запоздалых шагов сможет проявиться далеко не сразу. Предпринимаются попытки снизить остроту проблемы и в других органах государственной власти. То есть, во власть начинают избираться чиновники, принимающие решения в интересах общества. Это говорит о повышении уровня политической и правовой зрелости самого общества.

 

Как известно, условно способы управления можно разделить на два типа: западный и восточный. Западный заключается в том, что определённая государственная должность, как правило, занимается при наличии необходимых знаний и способностей с соответствующим уровню решаемых задач вознаграждением в виде заработной платы. По возможности, такое замещение происходит выборным или конкурсным путем. При этом «западная демократия построена не на вере кристально чистым чиновникам, а на том, что за их спиной стоят загранотряды, которые не позволят им предать или продаться».4

 

Восточный, наоборот, предполагает сначала вознаграждение вышестоящему чиновнику за назначение на определённую должность, а затем использование полученных государственных полномочий для решения своих материальных проблем, для чего получение заработной платы уже в принципе и не обязательно. Не случаен появившийся анекдот про сотрудника милиции, не приходившего за зарплатой, поскольку он считал, что получения удостоверения и пистолета вполне достаточно. Не нужна, в общем-то, зарплата и многим современным чиновникам в нашей стране, причем, не только высокопоставленным.

 

Излишне говорить, что в России пока преобладает именно восточный тип управления. Способы управления также можно обозначить как кнут и пряник. «Пряник» вышестоящими чиновниками используется для «своих», а «кнут» для «чужих».

 

В таких условиях государственный аппарат (читай должностные лица или органы государственного аппарата) изначально поставлен в условия, когда интересы конкретного государственного чиновника, с недостаточной зарплатой, как уже говорилось выше, не совпадают с интересами гражданина, чьи конституционные права и свободы он должен защищать или реализовывать. Логика его действий определяется необходимостью максимально затруднить реализацию какого-либо права гражданина или юридического лица с целью получения сопоставимого с потребностями «дохода», проще говоря, взятки. По самым последним данным, согласно проведённым опросам наших и иностранных бизнесменов, уровень коррупции в России со времён президента Ельцина почти не изменился. Предприниматели решают свои проблемы путём взяток примерно в 80% случаев. То есть, по-прежнему актуален принцип - что охраняешь, то и имеешь.. Хотя опросы самих граждан показывают, что, по их мнению, уровень коррупции при новом Президенте понизился чуть ли не в 4 раза. По всей видимости, это результат доверия в отношении к самому Президенту лично. На сегодняшний день коррупция – не внешнее по отношению к обществу и государству зло, а основной стержень государственной системы. Данное утверждение подтверждается и уголовной политикой государства. Например, за хищение более 170 млн. долларов из алмазного Фонда России осужден был только небезызвестный Козлёнок, да и тот через 4 года досрочно вышел на свободу. Мы с успехом перенимаем некоторые сомнительные западные ценности.

 

Например, американская поговорка «если ты украл сто долларов - тебя посадят, если сто миллионов – сделают сенатором», находит вполне реальное воплощение в нашей суровой действительности. Поэтому, несмотря на достаточно частые амнистии, у нас постоянно находится в местах лишения свободы около миллиона граждан, причем, совсем не за кражу миллионов.

 

По оценкам экспертов Государственной Думы до 2001 г. нелегально из России вывозилось до 15 млрд. долларов в год5, то есть национальный капитал по-прежнему из России бежит, хотя темпы этого бегства несколько замедлились. По прежнему, инвестировать в экономику России в условиях отсутствия гарантий неприкосновенности собственности и коррупции иностранные инвесторы тоже не спешат. В коммунистическом Китае за коррупцию недемократично расстреливают, невзирая на лица. Так расстрелян был заместитель председателя парламента за взятку. На протяжении последних 10 лет Китай стабильно занимает самые первые позиции по росту валового национального продукта, а инвестиции в экономику в десятки, если не в сотню раз, превышают российский уровень. Жесткость (даже жестокость) контроля сверху в данном случае, как нам, кажется, вынужденно компенсирует недостаточно развитый контроль снизу. Можно предположить, что по мере развития демократических институтов, системы контроля снизу, уровень опасности коррупции для общества и государства будет уменьшаться, соответственно будет происходить и смягчение мер наказания за неё. «Непринуждённо следовать естественному ходу вещей – вот к чему стремится мудрый, и тем достигает великих возможностей» - утверждал Лао цзы ((книга «Дао дэ цзин» - «книга о пути и добродетели» (6 век до н.э.)). Неоспоримые успехи в сфере экономики сегодняшнего Китая подтверждает эту истину.

 

Таким образом, можно сделать вывод, что вся существующая система государственных органов пока совсем не гарантирует надлежащей защиты прав и свобод гражданам России. Отсюда напрашивается также вывод о том, что указанные конституционные права и свободы в таком случае являются пустой декларацией.

 

Если с первым выводом, по нашему мнению, трудно не согласиться, то, что касается второго утверждения, степень его истинности во многом зависит от уровня правовой культуры конкретного гражданина и существующих социальных условий, среди которых на первое место необходимо поставить отношение к моральным и нравственным ценностям в обществе в целом. Если у общества потеряны нравственные ориентиры, то никакие экономические, административные и другие реформы не дадут ожидаемого результата. "Какую пользу может принести закон там, где нет нравственности" справедливо утверждал Гораций.

 

Таким образом, жизненно необходимая административная реформа должна опираться не только на волю Президента, но и на развитие общественного самоуправления, а также на утверждение в обществе принципов нравственности и справедливости.

 

Как говорили уже наши предки «не в силе Бог, а в правде». Без понимания этой простой и даже банальной истины у России нет будущего.

 

Отвечая на вечный российский вопрос «что делать?», можно за помощью обратиться к российскому же народному фольклору. Например, критически с современных позиций конституционного права рассмотреть утверждение - дураку закон не писан. Большому количеству наших граждан закон также не писан.

 

Так вот, если продолжить: дураку закон не писан, если писан – то не читан, если читан – то не понят, если понят – то не так, если так – то не исполнен. Вот здесь и заложен алгоритм необходимых действий граждан (не дураков) по защите своих конституционных прав и свобод.

 

Причём наиболее активных граждан ждет заслуженное поощрение в виде материальных благ и морального удовлетворения.

 

В самом общем виде большей части граждан России, как минимум, необходимо научиться следующему.

 

Первое – это законному лоббированию своих интересов в органах власти, то есть, иначе говоря, научиться использовать свои конституционные полномочия для избрания своего представителя в органах власти, даже если это приходится делать по принципу – из двух зол выбираю меньшее. Как известно, плохие политические деятели избираются гражданами, не желающими голосовать.

 

Второе – знать свои конституционные права и свободы.

 

Третье – добиваться через своего представителя или партию принятия правовых норм, в которых именно они заинтересованы, особенно это касается норм, регулирующих механизм реализации конституционных прав и свобод.

 

Четвёртое – уметь защищать свои права и свободы, то есть знать все способы защиты и при необходимости применять их на практике.

 

Пятое – объединять свои усилия с усилиями других заинтересованных граждан.

 

Необходимо сказать, что процесс этот в России идёт и достаточно быстро по историческим меркам, но очень медленно по меркам обычной человеческой жизни. Наверное, поэтому говорится, что в России нужно жить долго.

 

Общество, действительно, достаточно быстро учится выбирать, хотя за учёбу пришлось и приходится платить, причём, очень дорогую цену. Нельзя не согласиться с утверждением - демократия дорого стоит, но она того стоит. Предыдущим Парламентом России приняты важнейшие законы. В стадии становления находится система контроля сверху и снизу. В конечном итоге, можно сделать банальный, но не потерявший от этого своей актуальности вывод: формирование системы такого контроля, а значит и будущего страны в решающей степени зависит от нас – граждан России.

 

 

 

 

 

1 Смольякова Татьяна. Три сценария жизни и смерти. Российская газета. 01.марта 2002 г.

 

2 Русский лес в 2002 году. Российская газета.2 марта 2002 г.

 

3 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990. С.290.

 

 

4 Болдырев Ю. Железная дверь Юрия Болдырева. Московский комсомолец №66.2001 г.

 

5 Озерова.М. Как отстирать деньги. Московский комсомолец.. 27 марта 2001 г.