ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ

Председатель Местной общественной организации содействия развитию гражданского общества «Граждане района Нижегородский» Зимин Александр Викторович

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

 

в рекомендации «круглого стола»:

 

«Законодательное обеспечение и развитие института общественного и парламентского контроля над соблюдением антикоррупционного законодательства Российской федерации»

 

 

Использование потенциала общественности в сфере правосудия.

 

Суд, как известно, является ключевым звеном защиты прав граждан.

 

Если не срабатывает какой-либо другой элемент механизма защиты прав, то всегда есть надежда, что суд всё расставит по своим местам и восстановит справедливость. Но в нынешней ситуации далеко не всегда с помощью прокуратуры или суда граждане имеют возможность восстановить нарушенные права. Таким образом, если и суд не защищает нарушенное право, то больше обращаться некуда, только в Европейский суд. Поэтому коррупция именно в судебных инстанциях оставляет наиболее разрушительные последствия. Показателем крайне неудовлетворительного положения дел в данной области являются следующие факты:

 

 

- по опросам общественного мнения, уровень доверия граждан к российским судам колеблется от 11 до 18%;

 

- Россия уверенно занимает первое место по количеству обращений граждан (которые не смогли защитить свои права в российских судах) в Европейский суд, обогнав по этому показателю с большим отрывом (почти в 2 раза) идущую на втором месте Турцию.

 

Как показывает уже достаточно длительная практика, несмотря на все декларируемые меры, кардинальных улучшений в этой области, (как и в сфере правоохранительной деятельности в целом) не наблюдается и оснований считать, что ситуация улучшится в ближайшее время также не имеется. При этом особенностью нынешнего неудовлетворительного положения дел является то обстоятельство, что основная проблема, связанная с нарушением прав граждан лежит уже не столько в области законодательства, сколько в области его реализации, т.е. в сфере правоприменения. Такую ситуацию нужно менять и поэтому необходимо принять комплексные меры по большей прозрачности судебных процессов и принятия решений.

 

Можно предложить ряд мер, которые могут повысить такую прозрачность, сделав процедуру принятия как гражданских, так и уголовных судебных решений более открытой.

 

В первую очередь в нынешней ситуации необходимо использовать потенциал общественности в этой важнейшей сфере защиты прав граждан.

 

 

 

I. В соответствии с п. 8 ст. 17 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" квалификационная коллегия судей обладает достаточно обширными полномочиями, во многом определяющими направление судебной политики в целом (например, налагает на судей дисциплинарные взыскания за совершение ими дисциплинарного проступка, участвует в назначении председателей судов). Во многом позиция судебной коллегии определяется следующими факторами:

 

- долей представителей общественности в составе:

 

- способом формирования состава.

 

Согласност. 11 Законаформирование квалификационных коллегий судейпроизводится примерно в следующей пропорции: представители судейского сообщества – 67%; один член коллегии – представитель Президента, остальные - представители общественности.

 

С целью уменьшения влияния корпоративности при принятии решений квалификационными коллегиями судей считаем возможным изменить указанное соотношение: 67% - это должны быть представители общественности.

 

Учитывая, что представителями общественности в квалификационных коллегиях судей могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 35 лет, имеющие высшее юридическое образование, не совершившие порочащих их поступков (п.8 ст.11 Закона) можно быть уверенным, что такие представители справятся со своими обязанностями не хуже профессиональных судей, но при этом у них не будет корпоративной зависимости.

 

 

 

Принципиальное положение установлено в ст.11 Закона: «представители общественности не должны замещать государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы».

 

Но этому принципу противоречит установленный в этой же статье порядок формирования корпуса представителей общественности, поскольку в квалификационную коллегию они назначаются государственными чиновниками, а не предлагаются общественностью.

 

В связи с этим считаем необходимым разработать и законодательно оформить механизм выдвижения представителей в квалификационные коллегии судей самой общественностью.

 

 

 

II. В настоящее время сложилась такая ситуация, что далеко не всегда даже участие прокурора в судебном процессе с целью усиления гарантий соблюдения прав граждан (в частности, по делам о восстановлении на работе) обеспечивает надлежащую защиту нарушенных прав. Тем не менее, действующее гражданское процессуальное законодательство не предусматривает участия общественных формирований в судебном процессе в какой-либо форме вообще.

 

Ст.47 ГПК РФ предусматривает возможность для государственных органов, органов местного самоуправления до принятия решения судом первой инстанции вступать в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в случаях, предусмотренных федеральным законом.

 

Считаем необходимым предоставить такое же право общественным организациям, поскольку в настоящее время в общественных организациях активно работают высококвалифицированные специалисты, хорошо знающие проблемы, возникающие в судах при защите гражданами своих прав. Возможно, стоит рассмотреть вопрос о предоставлении даже более широких прав представителям общественности, чем представителям публичной власти по соответствующим направлениям своей деятельности. Нужно рассмотреть возможность участия представителей общественности в деле во всех необходимых (по мнению лиц, участвующих в деле) случаях, а не только в отдельных случаях, которые должны быть предусмотрены федеральным законом.

 

С одной стороны это, несомненно, повысило бы эффективность юридической помощи, оказываемой гражданам.. С другой стороны, участие представителей общественности уменьшило бы количество правонарушений, допускаемых в судах, в том числе и коррупционные проявления самих судей (часть которых понимает свою независимость как полную независимость от закона и совести), поскольку в этом случае для них заметно увеличивается риск огласки их неправомерных действий, внешне проявляющихся в нарушении объективности и судебной процедуры.

 

 

 

В настоящее время, в судах прослеживаются разнонаправленные тенденции, с одной стороны, делаются заявления об усилении прозрачности и принимаются некоторые меры, с другой стороны, налицо явное стремление к большей закрытости.

 

Это осуществляется, например, путем ограничения положений закона, устанавливающего права лиц, участвующих в деле, ведомственными нормативными актами.

 

Так, статья 35 ГПК РФ устанавливает, что лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии.

 

На деле же, согласно, ведомственным правовым актам Судебного департамента, лица, участвующие в деле, не имеют права знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, если они не написали заявление о своем желании реализовать указанные права и не получили на это разрешение судьи. При этом в заявлении необходимо указывать, какие именно листы дела подлежат копированию. Также запрещается без разрешения судьи делать фотокопии дела. (Справедливости ради необходимо отметить, что в некоторых судах этот противозаконный запрет не соблюдается). Учитывая загруженность судей, получение такого разрешения может в достаточной мере затруднить защиту своих прав одной из сторон и увеличивает коррупционные риски.

 

Например, в Московском городском суде, который должен являться примером открытости для всех нижестоящих московских судов, согласно распоряжению Судебного департамента, в нарушение ст.35 ГПК РФ, с целью недопущения фиксации хода судебного процесса в любой форме охрана на входе вообще изымает фото-аудио-видео технику у всех входящих, включая лиц, участвующих в кассационном заседании.

 

Лишение возможности участников процесса зафиксировать в ходе процесса допускаемые нарушения, как правило, также имеет под собой чисто коррупционную подоплеку.

 

 

 

III. Важнейшим документом, фиксирующим ход судебного заседания, отражающим аргументы и позицию сторон, является протокол судебного заседания.

 

Между тем, согласно ст. 230 ГПК РФпротокол судебного заседания изготавливается секретарем судебного заседания и может быть написан от руки, напечатан на машинке либо на компьютере (п. 7.12 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утв. приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36). При этом содержание протокола должно соответствовать требованиям ст. 259 УПК Российской Федерации, ст. 229 ГПК Российской Федерации, т.е. протокол судебного заседания или совершенного вне судебного заседания отдельного процессуального действия должен отражать все существенные сведения о разбирательстве дела или совершении отдельного процессуального действия.

 

Таким образом, то, что являлось существенным в позициях и ответах сторон (иногда по достаточно сложным делам), а что нет, определяет единолично секретарь судебного заседания (как правило, это студент или студентка начальных курсов юридического института, о какой-либо их компетенции, независимости и объективности говорить не приходится).

 

В статье 230 ГПК РФ (и в п.7.12 Инструкции) устанавливается, что использование стенографирования, средств аудиозаписи и иных технических средств не является обязательным, а поэтому, как правило, и не используется в судах (по крайней мере, официально). Следовательно, та из сторон, которая не согласна с определением того, что секретарь посчитал существенным, а что нет, в отсутствие официальной аудиозаписи не имеет никаких шансов доказать свою правоту, а поэтому её замечания на протокол суд может просто проигнорировать.

 

При этом суд может вообще лишить одну из сторон возможности подать замечания на протокол и ознакомиться с материалами дела перед судебным заседанием. Статья 231 ГПК РФ устанавливает, чтолица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту в течение пяти дней со дня его подписания судом. Несмотря на то, что на составление и подписание протокола судьям отводится 3 суток, нередко судьи задерживают подписание протокола и не сдают дело в канцелярию в установленные сроки. Затем протокол подписывается задним числом и получается, что сторона пропустила отведенный ей пятисуточный срок на подачу замечаний, даже не получив возможности ознакомиться с протоколом в указанный период, а также лишилась возможности ознакомления с материалами дела. При этом, как правило, справочный лист на внутренней стороне обложки дела (п.3.17 Инструкции), по которому можно было бы определить дату его поступления от судьи в канцелярию, либо отсутствует, либо даты передачи и приема дела в нём также проставляются задним числом. Доказать потом ничего невозможно. Имеются и многие другие способы злоупотреблений в судах по отношению к одной из сторон, что также способствует коррупции.

 

В настоящее время ситуация в судах уже требует общественного контроля за соблюдением судьями требований ст. 12 ГПК РФ, согласно которойправосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, суд должен сохранять независимость, объективность и беспристрастность, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

 

Исходя из вышеизложенного, считаем необходимым:

 

1. Законодательно установить обязательность официальной аудиозаписи судебного заседания, а также установить необходимый срок и порядок её сохранения. Такая запись при необходимости может также послужить доказательством неправомерных действий кого-либо из участников процесса, включая судей и, тем самым, окажет на всех сдерживающее воздействие.

 

2. Дату начала срока на подачу замечаний на протокол следует исчислять с момента, когда лицо ознакомилось с протоколом и расписалось в справочном листе. Отсутствие в деле справочного листа с датой передачи дела в канцелярию свидетельствует о нарушении прав стороны на ознакомление с его материалами и должно повлечь за собой ответственность судьи.

 

 

 

Далеко не всегда профессиональные адвокаты идут на конфликт с судьей из-за вышеуказанных нарушений, поскольку им ещё, возможно, не раз придется встречаться в другом процессе. Также адвоката может не устраивать оплата, а отказаться от защиты он не может (в случае, когда адвокат обязан защищать гражданина по явно заниженным тарифам, установленным государством в порядке статьи 16 УПК РФ.) или имеются другие причины какие-то другие причины для ненадлежащего исполнения им своих обязанностей. В свою очередь прокуратура, если и участвует в процессе, то на нарушения со стороны суда практически не обращает внимания.

 

В такой ситуации именно представители общественности могут сыграть свою положительную роль, зафиксировать и предать огласке допускаемые в судах злоупотребления (часто связанные с коррупцией) оказывающие существенное влияние на уровень защиты прав граждан и, соответственно, на уровень доверия к судам, а значит и государственной власти в целом. При этом речь не идет о подмене представителем общественности прокурора, адвоката, представителя стороны.

 

Таким образом, необходимо предусмотреть возможность участия в уголовном судопроизводстве представителей общественности и с этой целью внести соответствующие дополнения в статью 16 УПК РФ.

 

 

 

IV. Повышению уровня открытости способствовала бы м публикация всех, а не выборочных, судебных решений на соответствующих сайтах с соблюдением прав участников процесса (из решения убираются конкретные данные). При этом необходимо предусмотреть возможность комментариев таких решений со стороны пользователей Интернета. Тогда граждане могли бы видеть направление судебной политики в отношении наиболее актуальных, постоянно возникающих проблем, оценить квалификацию судей, уровень принимаемых ими решений, повысить свою юридическую грамотность и, при необходимости, качество подготовки к судебным заседаниям. В первую очередь это относится к решениям высших судов и кассационной инстанции.

 

В настоящее же время, например, обзор судебной практики по делам о незаконном увольнении и восстановлении на работе, начиная с 70х годов XX века на официальном сайте Верховного суда представлен всего несколькими примерами.

 

В случае таких публикаций решений стали бы понятны причины массового недоверия к судебным инстанциям со стороны граждан и кто конкретно виноват в таком недопустимом положении. У общественных организаций было бы более точное представление, о происходящем в судах, о деятельности конкретных судей. При этом выдвижение квалификационной коллегией судей тех или иных кандидатур на ключевые должности председателей судов можно было бы осуществлять с учетом реальных результатов его предшествующей деятельности и с учетом мнения общественности.

 

 

 

V. Ещё одной проблемой является то обстоятельство, что по действующему законодательству решение об отводе судьи принимает тот же судья, которому заявляется отвод (ч.2 ст. 20 ГПК РФ).

 

Здесь принцип независимости судьи доведен до крайности и в такой формулировке противоречит другому принципу – никто не может быть судьей в своем собственном деле. Необходимо законодательно в этой же норме закрепить, хотя бы, возможность обжалования данного определения судьи об отказе в удовлетворении ходатайства о своем отводе.

 

 

 

VI. Коррупция часто проявляется там, где возникает повышенный спрос на предоставление чего-либо, включая и государственные услуги. Такой дефицит может в этом случае создаваться искусственно. Например, несмотря на декларируемую доступность, публикацию телефонов «горячей линии» и т.д. до большинства наших чиновников любого уровня и ведомства невозможно дозвониться, т.к. там до конца рабочего дня просто снимается трубка. Отсюда необходимость за получением ответа на любой, даже самый простой вопрос лично явиться к данному чиновнику и, как правило, отсидеть большую очередь, прежде, чем тебя примут. Но можно обратиться в коммерческую фирму (телефоны которой, как правило, рекламируются тут же) и за приличную плату проблемы будут решены. Нетрудно догадаться, что чиновник в такой ситуации заинтересован не в ускоренной реализации прав граждан, а в создании максимальных затруднений, поскольку он получает часть денег от посреднической фирмы, что является ничем иным, как скрытой формой коррупции.

 

Необходимо разработать механизм, предусматривающий ответственность за нарушение прав граждан на информацию в такой форме. Общественные организации могли бы проводить своеобразный мониторинг реальной доступности для граждан тех или иных чиновников, включая возможность получения ответа на интересующий вопрос заочно. По результатам такого мониторинга необходимо обеспечить изменение ситуации при помощи соответствующих ведомств, включая прокуратуру, которой должны быть даны соответствующие указания и полномочия (предусмотреть реальную ответственность должностных лиц за неисполнение предписаний прокуратуры).